Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:16 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
10:23 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
12.04.2014 в 06:27
Пишет OhMyGau:

Когда дверь - не дверь
darkStiles

Говорят, это всё не твоя вина. Это лис, это зверь, это просто какой-то мрак. Говорят, малыш, не твоя война. Ничья кровь на твоих руках.
Говорят, пройдет, позабудь, да спи. Что кошмары твои – пустяк. Только чувство какое-то там внутри… будто в сердце твоём сквозняк.
Будто кто-то открыл окно и впустил в дом мороз и дым. Пред рассветом всегда темно, но тебе стоит ждать беды.
Говорят, ты болен, ты слаб и слеп и не стоит тебе не спать. Ты устал, но знаешь, что кто-то вслед за тобою идёт в кровать.
Говорят, пройдет, позабудь, да спи, и врага накажут друзья сполна. Только голос кричит: «впусти, впусти». И что это твоя вина.
Вот твой друг, напарник, товарищ, брат. Говорит: «не ты взял тот чёртов нож». Подожди, он хочет сказать, что тьма…? Ты же знаешь, что это ложь.
Говорят, не ты напустил морок. Говорят, не ты убивал родных. Говорят, на небе бывает бог… и что ты – живее других живых.
Кто же это, скажите, был? Кто впустил в себя тьму и мрак? Дверь – не дверь, когда кто-то её открыл.
Эта кровь на твоих руках.


URL записи

11:07 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
19:49 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
16:35 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
Сегодня, когда ехала в маршрутке, которую сильно заносило, поймала себя на мысли о том, что совсем не против под эту песню попасть в аварию. Под такие песни люди должны умирать.


21:56 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
03.04.2014 в 16:41
Пишет Shiro Lotar:

Владимир Маяковский. Письмо Татьяне Яковлевой


URL записи

23:04 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
19:58 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
Из логова змиева,
Из города Киева,
Я взял не жену, а колдунью.
А думал - забавницу,
Гадал - своенравницу,
Веселую птицу-певунью.

Покликаешь - морщится,
Обнимешь - топорщится,
А выйдет луна - затомится,
И смотрит, и стонет,
Как будто хоронит
Кого-то,- и хочет топиться.

Твержу ей: крещенному,
С тобой по-мудреному
Возиться теперь мне не в пору;
Снеси-ка истому ты
В днепровские омуты,
На грешную Лысую гору.

Молчит - только ежится,
И все ей неможется,
Мне жалко ее, виноватую,
Как птицу подбитую,
Березу подрытую,
Над очастью, богом заклятую.

Николай Гумилев, 1911 г.

22:04 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
Весь день в голове.

Море греха.




10:08 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
Венсан Кассель.
Есть в нем что-то одновременно притягивающее и отталкивающее.


+7 фотографий

23:44 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
00:29 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
Я снова сериалоспам принесла.

В море, собственно, картинки.

07:15 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
Иииииии ставший традиционным Волчонкоспам!

С качеством что-то в этой серии :<

01:10 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
02:33 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
21:44 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
Немного сканоспама.
Здесь боль.

"Порочные"


Волчонок, 3х13

Мерлин

01:02 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
ТЕБЕ
Уолт Уитмен.

Кто бы ты ни был, я боюсь, ты идешь по пути сновидений,
И все, в чем ты крепко уверен, уйдет у тебя из-под ног и под руками растает,
Даже сейчас, в этот миг, и обличье твое, и твой дом, и одежда твоя, и слова, и дела, и тревоги, и веселья твои, и безумства — все ниспадает с тебя,
И тело твое, и душа отныне встают предо мною,
Ты предо мною стоишь в стороне от работы, от купли-продажи, от фермы твоей и от лавки, от того, что ты ешь, что ты пьешь, как ты мучаешься и как умираешь.

Кто бы ты ни был, я руку тебе на плечо возлагаю, чтобы ты стал моей песней,
И я тихо шепчу тебе на ухо:
«Многих женщин и многих мужчин я любил, но тебя я люблю больше всех».

Долго я мешкал вдали от тебя, долго я был как немой,
Мне бы давно поспешить к тебе,
Мне бы только о тебе и твердить, тебя одного воспевать.

Я покину все, я пойду и создам гимны тебе,
Никто не понял тебя, я один понимаю тебя,
Никто не был справедлив к тебе, ты и сам не был справедлив к себе,
Все находили изъяны в тебе, я один не вижу изъянов в тебе,
Все требовали от тебя послушания, я один не требую его от тебя.
Я один не ставлю над тобою ни господина, ни бога: над тобою лишь тот, кто таится в тебе самом.

Живописцы писали кишащие толпы людей и меж ними одного — посредине,
И одна только голова была в золотом ореоле,
Я же пишу мириады голов, и все до одной в золотых ореолах,
От руки моей льется сиянье, от мужских и от женских голов вечно исходит оно.

Сколько песен я мог бы пропеть о твоих величавых и славных делах,
Как ты велик, ты не знаешь и сам, проспал ты себя самого,
Как будто веки твои опущены были всю жизнь,
И все, что ты делал, для тебя обернулось насмешкой.
(Твои барыши, и молитвы, и знанья — чем обернулись они?)

Но посмешище это — не ты,
Там, в глубине, под спудом затаился ты, настоящий.
И я вижу тебя там, где никто не увидит тебя,
Пусть молчанье, и ночь, и привычные будни, и конторка, и дерзкий твой взгляд скрывают тебя от других и от самого себя,— от меня они не скроют тебя,
Бритые щеки, нечистая кожа, бегающий, уклончивый взгляд пусть с толку сбивают других — но меня не собьют,
Пошлый наряд, безобразную позу, и пьянство, и жадность, и раннюю смерть — я все отметаю прочь.

Ни у кого нет таких дарований, которых бы не было и у тебя,
Ни такой красоты, ни такой доброты, какие есть у тебя,
Ни дерзанья такого, ни терпенья такого, какие есть у тебя

И какие других наслаждения ждут, такие же ждут и тебя.
Никому ничего я не дам, если столько же не дам и тебе,
Никого, даже бога, я песней моей не прославлю, пока не прославлю тебя.

Кто бы ты ни был! иди напролом и требуй!
Эта пышность Востока и Запада — безделица рядом с тобой,
Эти равнины безмерные и эти реки безбрежные — безмерен, безбрежен и ты, как они,
Эти неистовства, бури, стихии, иллюзии смерти — ты тот, кто над ними владыка,
Ты по праву владыка над природой, над болью, над страстью, над каждой стихией, над смертью.

Путы спадают с лодыжек твоих, и ты видишь, что все хорошо,
Стар или молод, мужчина или женщина, грубый, отверженный, низкий, твое основное и главное громко провозглашает себя,
Через рожденье и жизнь, через смерть и могилу,— все тут есть, ничего не забыто!

Через гнев, утраты, честолюбье, невежество, скуку твое Я пробивает свой путь.

02:17 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
Vanitas vanitatum et omnia vanitas.



23:00 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.
01.01.2014 в 21:40
Пишет оОблакарий:

Не мечтать.

URL записи

00:36 

Я шила платье из этих нитей, а вышла кольчуга, по обыкновению.

l'esprit d'escalier

главная